воскресенье, 1 апреля 2018 г.

Буддизм и духовные учителя very ignterestigly

25–26 ноября 2017 года в Москве известный переводчик, редактор и издатель Андрей Терентьев провел семинар "Как найти духовного учителя?", в ходе которого ответил на волнующие многих вопросы: «Как найти духовного наставника? Как построить правильные взаимоотношения с учителем в условиях современного мира? Что, если нет возможности личного общения с учителем? Какие бывают разновидности духовных учителей?». Андрей Анатольевич также рассказал, какими качествами должны обладать учитель и ученик, как правильно воспринимать духовного друга.
Андрей Терентьев известен в России как переводчик, редактор и издатель многих крупных буддийских сочинений, в частности, под его руководством был издан переведенный на русский язык Альгирдасом Кугявичусом основополагающий труд Чже Цонкапы «Ламрим ченмо» (Большое руководство к этапам пути пробуждения). Он основал первое в России буддийское издательство «Нартанг» и журнал «Буддизм России». Андрей Терентьев принимал участие в создании Санкт-Петербургского союза буддистов и возвращении верующим Санкт-Петербургского дацана Гунзечойнэй. В 1990-е гг. во время визита Его Святейшества Далай-ламы XIV в Россию и страны Балтии он был его личным переводчиком.

понедельник, 26 февраля 2018 г.

Беспредельность Вселенной равна внутренней бесконечности человека..,

«Человек — это часть целого, которое мы называем Вселенной, часть, ограниченная во времени и в пространстве. Он ощущает себя, свои мысли и чувства как нечто отдельное от всего остального мира, что является своего рода оптическим обманом. Эта иллюзия стала темницей для нас, ограничивающей нас миром собственных желаний и привязанностью к узкому кругу близких нам людей. Наша задача — освободиться из этой тюрьмы, расширив сферу своего сострадания до всякого живого существа, до целого мира, во всем его великолепии. Никто не сможет выполнить такую задачу до конца, но уже сами попытки достичь эту цель являются частью освобождения и основанием для внутренней уверенности».

― Альберт Эйнштейн

четверг, 15 февраля 2018 г.

Простая Идея академика Обручева

Режим дня для максимальной продуктивности

У тех, кто стремится к своей цели часто бывают дни, когда нужно работать по максимуму. 

Делим день на 3

В.А. Обручев

Эту систему изобрел академик В.А. Обручев. Он делит день на три дня. «Первый» день начинается рано утром и кончается в полдень. Учёный обедает, отдыхает и начинает «второй» день, который продолжается до 6 часов вечера. «Третий» день продолжается от ужина до 12 часов ночи. Таким образом, в одном дне у Обручева было три дня, в одном месяце было три месяца.

В «первый» день учёный делал самую трудную работу: он писал научный труд, во «второй» день – более лёгкую работу: писал статьи, рецензии, деловые письма. В «третий» день он читал и писал фантастические рассказы.

И в каждом дне у него были свои дела, прогулки, еда, отдых. Для каждого дня учёный имел специальный ящик, в котором хранил всё, что нужно для работы. В.А. Обручев считал, что главное – правильная организация работы.

Суть

Мы делим всю работу на циклы, тем самым манипулируя гормоном "кортизол" и нейромедиатором "орексин".

Кортизол — гормон, который у большинства людей поднимается с утра, когда мы взбодрились и медленно спускается вниз к вечеру если вы работаете. Если его слишком много — страдают когнитивные способности, а если его слишком мало, то вы выгораете, прокрастинируете и т.д.
Орексин — нейромедиатор, который отвечает за нашу бодрость. Нехватка орексина приводит к нарколепсии.

Кортизоловый цикл — это наш рабочий день. Мы искусственно создаем 3 таких цикла в сутках по 4-4,5 часа. Такой себе взлом системы.

Орексиновый цикл длится 1,5 часа с учетом отдыха. Эти 1,5 часа желательно разделить на 3 цикла по технике pomodoro (все же знают её?) т.е. по 25 минут работы и в нашем случае по 2 минуты отдыха.

Зачем это всё?

  1. Ресурсы нашего организма весь день находятся в норме. Это дает нам возможность спокойно работать с 8:00 до 22:30
  2. ( источник информации - материалы из интернета)

суббота, 10 февраля 2018 г.

Data Culture

Культурная революция данных

«Data Scientist – это прежде всего постановщик задачи, пользователь всей этой технологической начинки для решения конкретной проблемы в конкретной предметной области. Все известные мне люди, занимающиеся Data Science, очень хорошо понимают предметную область, к которой прилагается наука о данных, и при этом обладают математическими знаниями», - Игорь Агамирзян


15:05 08.02.2018  |   0 Комментариев |  Наталья Дубова | 578 просмотров



Вице-президент НИУ ВШЭ Игорь Агамирзян – о том, какие глобальные изменения ждут высшее образование и общество в целом в эпоху цифровой трансформации и какое место в этих процессах занимает культура работы с данными.

В прошлом году Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» обнародовал концепцию проекта Data Culture, направленного на обучение технологиям анализа данных студентов бакалавриатов всех факультетов университета. Одним из инициаторов проекта является вице-президент НИУ ВШЭ Игорь Агамирзян.

Агамирзян имеет очень большой и разноплановый опыт работы в ИТ-индустрии. C 2009 по 2016 год, он, возглавляя Российскую венчурную компанию, внес большой вклад в формирование в России экосистемы инновационного предпринимательства. До перехода в ВШЭ сотрудничал с университетом на протяжении 15 лет, участвуя в создании первых технических специальностей в вузе, а сейчас курирует направления по инженерии и computer science (факультет компьютерных наук – ФКН, МИЭМ). Беседа с Агамирзяном, который 28 марта выступит на форуме BIG DATA 2018, не ограничивалась обсуждением проекта Data Culture. Мы говорили о том, каким в целом должно быть высшее образование, чтобы соответствовать задачам цифровой экономики.

– С чем связано появление проекта Data Culture? 

Сейчас молодежи, чтобы успешно развиваться в современной социально-экономической структуре, необходим базовый набор компетенций, сильно отличающихся от тех, которые были нужны моему поколению. Это новая культура в широком смысле. У Юрия Лотмана есть прекрасное определение: «Культура – это совокупность генетически не наследуемой информации в области поведения человека». Это то, что приобретается как результат воспитания, образования, жизни в определенной среде. А среда меняется со временем, и сейчас у общества иные потребности, чем 50-100 лет назад, поскольку другой становится его структура за счет изменения структуры экономики, в основе которой изменения технологического ландшафта.

В результате взрывного развития технологий в последние 50 лет, многое для человечества сейчас происходит впервые: постоянное нахождение в ситуации переизбытка информации, возможность мгновенной коммуникации в планетарном масштабе. Это уже приводит к существенным социальным последствиям, и тенденция будет только нарастать.

Что нужно молодым людям в этих меняющихся условиях? Безусловно, культура работы с данными: сегодня ни в одной специальности невозможно существовать без умения ориентироваться в информации. Одна из принципиальных особенностей современной среды – это общедоступность гаджетов, которые являются нашим персональным шлюзом в информационный мир.

Второй элемент культуры XXI века – предпринимательская культура. Экономика, основанная на знаниях, базируется на гораздо более развитой экосистеме создания ценности. Если в традиционной индустриальной экономике производительной силой и объектом производства были материальные объекты – например, завод и автомобили, то в современной экономике основным центром создания добавленной стоимости является не завод, а его конструкторское бюро. Маржинальность производственной части стремится к нулю, стоимость энергетических и физических ресурсов падает, а потому себестоимость единицы продукции при массовом производстве становится ничтожно малой. Драматическое падение цен на электронику это хорошо иллюстрирует. А ценность создается в развитой экосистеме инжиниринга, для существования в которой необходимы предпринимательские компетенции.

И это необязательно стартапы и технологическое предпринимательство. По сути, любая внутрикорпоративная инициатива – тот же стартап, только внутри существующей оргструктуры. Кроме того, проекты на стыке социальных и креативных задач приобретают все большее значение в условиях снижения востребованности многих традиционных профессий, связанных с низкоэффективным физическим трудом. Высвобождающиеся при этом ресурсы переходят в сферу услуг, связанных, например, с туризмом или ресторанным бизнесом.

Чего уже никогда не будет, так это гарантированной занятости, характерной для больших индустриальных обществ. Мы должны быть готовы в ближайшие десятилетия жить в условиях профицита рабочей силы и сильной дифференциации в востребованности квалификаций. Все процессы, связанные с внедрением цифровой экономики, включая цифровые производства, цифровую энергетику, цифровое ЖКХ, интеллектуальный транспорт и т. д., будут приводить к вымыванию кадров средней квалификации. При этом будет сохраняться и, возможно, расти спрос на низкоквалифицированные ресурсы и будет очень небольшой спрос на суперквалифицированных, элитных специалистов. Предпринимательский дух в экономике, для которой характерен профицит трудового ресурса, будет абсолютно необходим.

Я не хочу сказать, что каждый станет предпринимателем, и не думаю, что можно научить предприимчивости – это свойство характера, но можно научить технологиям ведения предпринимательской деятельности.

Ключевой компетенцией для цифровой экономики также является культура проектной работы, причем с точки зрения как управления проектами, так и участия в них. И наконец, для того чтобы заниматься предпринимательской деятельностью, проектной работой, необходима культура коммуникаций. Этому нас никогда не учили, более того, это противоречит традиционной концепции общего образования, которое всегда было индивидуализировано. Уже сейчас очень трудно проверить, решил ли учащийся задачу сам или нашел решение в Google. А когда в ближайшие годы появится специализированный искусственный интеллект, позволяющий для любой задачи моментально получить ответ в смартфоне, система индивидуальных заданий из закрытого списка окончательно перестанет работать. Поэтому необходимы другие подходы, подразумевающие индивидуализированные образовательные траектории и в то же время коллективную работу, результатом которой может быть, например, некая предпринимательская инициатива. При этом надо уметь пользоваться возможностями и избегать рисков, порождаемых переизбытком информации.

– Все это выглядит как колоссальный вызов для системы образования… 

Это вызов не только для системы образования, но и для всего общества. Технологическое развитие в первую очередь влияет на экономику, а через экономические изменения – на социальные явления. У меня есть предположение, что на протяжении этого века должно кардинально измениться понятие государства. Социальные структуры всегда строились на коммуникациях, которые были возможны благодаря территориальной близости. Впервые в истории человечества мы оказались в ситуации глобальной бесплатной связности, когда структура общения не зависит от физического местоположения. И это может привести к кардинальным изменениям на глобальном уровне. Традиционные госструктуры вряд ли будут это приветствовать, и пример тому – попытки регулирования Интернета, но противостоять подобным тенденциям бессмысленно.

– Когда мы общались примерно два года назад (см. «Стратегия прорыва», «Computerworld Россия», 29.02.2016, https://www.computerworld.ru/articles/Strategiya-proryva), вы высказали предположение, что наука о данных (Data Science) как отдельное направление не сохранится, но будет Data Science в энергетике, Data Science в транспорте, Data Science в ЖКХ и т. д. Программа Data Culture, по-видимому, отвечает этой вашей идее? 

Все самое интересное вокруг нас лежит на пересечении информации и физического мира. Цифровое производство, интеллектуальные транспортные системы – это приложение информации и ИТ к вполне традиционным областям человеческой деятельности. Данные имеют смысл только тогда, когда им придана какая-то интерпретация, которая, в свою очередь, задается предметной областью и алгоритмами работы с этими данными. Алгоритмы являются неотъемлемой частью науки о данных, поэтому в проекте Data Culture надо среди прочего развивать алгоритмическую культуру и понимание того, как работать с данными.

– Могу представить, что алгоритмической культуре можно и нужно учить студентов ФКН. А как быть с остальными факультетами, например гуманитарными? Чему и как учат в рамках проекта Data Culture менеджеров, экономистов, филологов, ну и математиков наконец? 

Программа кастомизируется в зависимости от потребностей конкретной специальности, но она действительно нужна всем. Вопрос – в степени глубины. Математикам и студентам ФКН, безусловно, проще. Хотя математику называют матерью всех наук, это не наука, а язык, на котором формулируются задачи любой другой науки. В отличие от естествоиспытательских наук, таких как физика или биология, изучающих явления природы, математика и computer science являются, по сути, фабриками артефактов. Будущим специалистам в этих областях присущ конструктивизм, поэтому прививать им культуру работы с данными несложно.

Во многих других областях человеческой деятельности конструктивный подход, связанный с определением новых сущностей, проявляется гораздо меньше. История, филология, философия – это не конструирование нового, а анализ того, что уже существует. Культура работы с данными тоже связана с анализом, но, для того чтобы анализировать данные в цифровой форме, нужно понимать, как выполняется конструирование артефакта в виде алгоритма, программы и т. д. Одно из достижений последнего времени состоит в том, что появились вполне понятные средства программирования с возможностью интеграции в глобальные среды работы с данными.

В проекте Data Culture для каждого конкретного факультета строится своя учебная траектория и набор уровней, которыми могут овладеть студенты с точки зрения использования данных в приложении к своей специальности. Как все это будет выглядеть, определяют специалисты в данной предметной области. Поэтому важнейшей частью проекта является подготовка и обучение преподавателей.

– Не создаст ли это проблем в продвижении проекта, ведь сложившемуся преподавателю может быть трудно воспринимать новое? 

Молодежь это очень легко воспринимает, а в Вышке много молодых преподавателей. Но и среди опытной профессуры на удивление много людей, абсолютно открытых новому. И это тоже результат происходящей технологической, экономической, социальной революции – меняется отношение к возрасту. Модель общества, в котором считают, что в 60 лет наступает старость, уже неактуальна. Те, кто продолжает активно работать, учатся всю жизнь.

– Меняются ли российские вузы в ответ на глобальные изменения экономики и общества, связанные с технологическим развитием? 

В Высшей школе экономики это несомненно происходит, и ВШЭ входит в число лидеров изменений среди высших учебных заведений в нашей стране. Но я бы не рискнул сказать, что таких университетов много. Большие изменения происходят, например, в питерском ИТМО, где успешно решается задача формирования университета нового типа. Сколтех с чистого листа создавался как такой университет. Его учебная программа включает только магистратуру, но надо сказать, что в ведущих мировых университетах соотношение бакалавров, магистров и аспирантов иное, чем в наших больших вузах, в них магистры и аспиранты преобладают. Знаменитые Стэнфорд и MТИ ориентированы преимущественно на подготовку специалистов с более высоким уровнем образования.

– В связи с падением востребованности среднего слоя специалистов, о котором вы говорите, не изживет ли себя система бакалавр-магистр? 

Я говорил о вымывании среднего уровня, но о сохранении или даже росте спроса на низкую квалификацию, под которой необязательно подразумевать только людей, занимающихся физическим трудом. Это могут быть «пролетарии умственного труда», которые умеют работать по регламенту. Так, технология создания программного продукта – это работа по определенному управленческому регламенту, хотя программирование и содержит в себе элемент креативности.

Хороший пример – инженерное ПО. Специалист, который использует AutoCAD для решения конкретных инженерных задач, и специалист, который разрабатывает алгоритмы моделирования, используемые в системах автоматизации проектирования, имеют разные уровни квалификации. Подавляющее большинство инженеров сегодня – это пролетарии умственного труда, применяющие инструменты для решения конкретных задач, как правило, связанных с системной интеграцией. Поэтому современному инженеру культура работы с данными для поиска информации о лучших компонентах для своего решения необходима гораздо больше, чем, скажем, владение сопроматом, который уже «зашит» в САПР.

ИТ оказались мощнейшим инструментом унификации процессов, потому что в ИТ-системах «зашита» значительная доля регламентной работы. Инструментарий и техника работы в разных отраслях стали гораздо более схожими, чем это было в индустриальном мире.

– Если говорить непосредственно о работе с данными, то такими «сборочными компонентами» будут аналитические решения, инструментарий машинного обучения, которые вендоры стараются сделать все более доступными пользователям, не являющимся учеными по данным? 

Совершенно верно, в работе с данными все большую роль играет системная интеграция. Без библиотек, без доступного инструментария сделать ничего невозможно. Такое впечатление, что останется несколько компаний в мире, способных писать компоненты, а вся остальная ИТ-индустрия перейдет в разряд высокоуровневых системных интеграторов, которые пишут программный код на уровне использования библиотек от Microsoft, Google, Apple и др.

– Что тогда подразумевает профессия Data Scientist? Это системный интегратор или создатель библиотек? 

Data Scientist – это прежде всего постановщик задачи, пользователь всей этой технологической начинки для решения конкретной проблемы в конкретной предметной области. Все известные мне люди, занимающиеся Data Science, очень хорошо понимают предметную область, к которой прилагается наука о данных, но при этом обладают математическими знаниями. В Высшей школе экономики ведутся проекты с самыми разными приложениями. Есть группа, которая работает с ЦЕРН по анализу данных большого адронного коллайдера, а есть группа, которая занимается анализом данных нейросигналов. Понятно, что они могут применять одни и те же или близкие алгоритмы машинного обучения, но если мы перепутаем нейросигналы с событиями в коллайдере, то вряд ли получим что-либо содержательное.

– Есть ли четкое понимание того, как учить этой профессии? 

На ФКН такое понимание есть, подготовка уже успешно ведется, и в ней важное место отводится сотрудничеству с индустриальными партнерами. Вообще, одной из особенностей современного образования является то, что университет все больше зависит от партнеров из бизнеса. В частности, потому, что очень часто новые технологические идеи приходят из индустрии, а не из академической среды. До 80-х годов прошлого века в Computer Science развитие шло преимущественно в университетской среде либо в индустрии, но с активным участием университетов. Затем возникла ситуация, когда разработчики персональных компьютеров оказались оторваны от академической среды и потому на первых порах часто изобретали велосипед – то, что было давно и хорошо известно в науке, в индустрии ПК становилось открытием. А потом развитие пошло настолько быстро, что на протяжении 90-х и нулевых годов скорее университетская среда питалась достижениями индустрии, чем наоборот.

Мне думается, что сейчас если не лидерство, то по крайней мере равноправное участие к академической среде возвращается, но уже на других условиях – коллаборативного партнерства. И это хорошо подтверждается на примере факультета компьютерных наук ВШЭ, который был создан и развивается в тесном сотрудничестве с «Яндексом».

суббота, 13 января 2018 г.

Про будущее - это всегда волнует )))

IT 2018: будущее наступило вчера

Мы уже почти написали пост к старому Новому году с отличной задумкой и героями русских сказок, но процесс прервало сообщение в Telegram. А в нём — анонс новости от экспертов рынка. Исследователи из Оксфордского и Йельского университетов пришли к выводу, что переход к полной автоматизации большинства экономических и технологических процессов закончится через 150 лет. Их азиатские коллеги показывают более оптимистичный срок — 104 года.

Так что все фантазии компаний относительно победы искусственного интеллекта в течение пары лет, увы (или к счастью), несостоятельны. Но тем не менее технологии продолжают экспансию, эксперты предрекают будущее, бизнес принимает или меняет правила игры. У нас есть свой прогноз. А вы — делитесь своим в комментариях. Ну и сказки, пожалуй, оставим — они предсказали будущее сотни лет назад.


Источник

В наше время прогноз даже на пять лет выглядит полным сумасшествием — настолько быстро меняются все компоненты окружающей действительности: от технологий и потребительских предпочтений до внешнеэкономического и политического фона. ГК ЛАНИТ в ИТ-сфере уже 28 лет, и за это время мы не раз оказывались визионерами, внедряя перспективные технологии и первыми выводя решения на рынок. Сегодня мы поговорим о нашем новом 2018: что он принесёт бизнесу и главное — программистам, выпускникам и сотрудникам компаний.

Главные тренды, которые продолжат менять жизнь


Интернет вещей IoT — датчики и данные


Принято рассматривать интернет вещей как совокупность устройств, передающих информацию, которая затем обрабатывается информационно-аналитическими системами. Кто-то воспринимает IoT как первый шаг к поголовному чипированию людей, кто-то относится к нему всего лишь как к развлечению, кто-то прогнозирует взрывной рост количества всевозможных датчиков как в частной жизни, так и на производстве.

Банки, как и торговля, пока с подозрением смотрят на IoT из-за отсутствия стандартов защиты таких сетей. А пионерами в использовании IoT стали коммунальные хозяйства (в России и СНГ есть глобальные проекты по сбору данных расхода энергоресурсов), автомобильные концерны, предприятия и склады.

Несомненно, IoT будет развиваться. Сейчас операторы мобильной связи запускают специальные сети для подключения таких устройств к интернету. И нужно будет только заключить договор с оператором и поставить датчики, которые через мобильную сеть подключатся к интернету. Это особенно важно для таких проектов, как автоматизированные парковки и беспилотные автомобили. Да-да, беспилотные авто – это тоже часть IoT.

IoT станет основой, во-первых, для беспилотного перемещения транспорта, а во-вторых, для глобальной автоматизации в производстве товаров и продуктов, в энергетике и, конечно, в торговле. В России обязательно появятся магазины, в которых продукты можно будет купить без очередей в кассу, наличных и кошелька. Кстати, Artezio разработала проект полностью автоматизированного магазина, который составит конкуренцию Amazon Go.


Чем не интернет вещей — царица явно на собаке датчик закрепила, чтобы удалённо следить за передвижениями падчерицы

Искусственный интеллект как напарник естественного


Искусственный интеллект — довольно расплывчатое понятие, включающее в себя множество технических разработок: нейронные сети, робототехнику, распознавание образов, алгоритмы и т.д. Но всё же это пока именно интеллект, то есть по сути обучаемая вычислительная структура. Ее отличие от человеческого разума – узкая специализация и отсутствие возможности переключаться между профилями умственной деятельности.

У ИИ есть огромные перспективы применения во всех сферах жизни. Использование искусственного интеллекта даёт возможность создавать динамичные, гибкие и относительно автономные системы. А значит, эти системы должны использоваться там, где, например, человек не может справиться с точностью (в промышленности) или встречается с угрозами жизни и безопасности (в атомной энергетике, в подводных работах, военной сфере). А в медицине, где так ожидают прорыва от ИИ, его роль пока консультативная. ИИ используют для постановки диагноза, но на основе одного только заключения ИИ диагноз выставлять не будут – из-за риска, что ИИ не учел симптомы, детали и обстоятельства. Для этого пока еще нужно гибкое мышление человека.

Блокчейн пора отвязывать от биткойна


Где бы вы ни говорили о блокчейне, первая ассоциация с ним — биткойны. Мы не берёмся рассуждать о судьбе виртуальной валюты (хотя наши финансисты видят в ажиотаже все признаки пузыря), но можем говорить о самом блокчейне.

В 2018 году значимость блокчейна как технологии будет только расти. Уже сегодня можно увидеть множество примеров, когда с помощью блокчейна перестраиваются бизнес-процессы между многими компаниями, устраняются посредники во взаимоотношениях, строятся новые бизнес-модели. Блокчейн становится инфраструктурой для надежного, децентрализованного реестра общих фактов и знаний о всевозможных цифровых активах и их перемещениях между участниками экосистемы. 

И если мы с вами уже слышали о первых блокчейн-сделках в банках и на биржах, то уже сегодня технология быстрыми темпами распространяется на здравоохранение, образование, логистику и даже государственные отношения.

В 2018 году мы увидим еще больше новых внедрений и применений блокчейна, а также примеров тестирования технологии в боевом режиме и первые промышленные внедрения. Но не стоит забывать, что блокчейн еще в самом начале своего пути и еще нет технологической платформы, которая являлась бы безоговорочным лидером. Рынок блокчейн-платформ сейчас больше похож на рынок поисковых систем до Google, или социальных сетей до Facebook, или мобильных платформ до iOS и Android. 

И поэтому задача следующего года — найти бизнес-кейсы, которые без применения блокчейн были бы просто невозможны. 

Виртуальная и дополненная реальность уже реальна


AR/VR — нашумевшая история, которая пока не продемонстрировала весь свой потенциал. Самая популярная сфера использования на данный момент — это игры и развлечения. Но уже в 2016 и 2017 годах были реализованы серьёзные проекты в сфере ритейла. И тут нам есть чем похвастаться: наш стартап-разработчик приложений виртуальной реальности Fibrum создал для AliExpress платформу, которая стала основой магазина Али в 11 городах России. Решение уникально тем, что построено на технологии Web-VR, то есть для посещения магазина достаточно браузера телефона и доступа в интернет, даже очки виртуальной реальности необязательны. Как вы уже поняли, виртуальный магазин довольно дёшево обходится для ритейлера, а значит, успешный опыт будет транслироваться и дальше.

Вообще, успехи Fibrum свидетельствуют о высоком потребительском и бизнес-интересе к VR. В портфеле Fibrum – 36 различных приложений, среди которых Roller Coaster VR, Zombie Shooter VR, VR Cinema, Space Stalker VR. Новый проект Desirium объединяет множество различного VR-контента в одном кроссплатформенном приложении, что экономит время пользователя. Все VR-приложения Fibrum работают с любыми мобильными шлемами виртуальной реальности. За 4 года существования стартапа количество органических установок приложений компании перевалило за 20 млн по всему миру. В портфолио Fibrum более 30 успешных B2B проектов, реализованных для таких клиентов, как Правительство Москвы, Министерство культуры РФ, Российское военно-историческое общество, «Яндекс Такси», «Почта России», Google, Carlsberg Group, «Киномакс», «Триколор ТВ», АВТО24, InterContinental Moscow Tverskaya, Kashubadesign.

Вот она, дополненная реальность: махнула рукой — а там и лебеди, и озёра, и всё посреди банкета

Не уверены, что AR/VR совершит мощный скачок в 2018 году, но поступательное развитие однозначно продолжится. Также на переднем крае развития будет смешанная реальность, которая не заменяет что-то, а лишь совершенствует или дополняет. Думаем, что кроме ритейла, виртуальной реальностью заинтересуются учреждения культуры, музеи, медицинские компании, учебные центры компаний, военные тренировочные центры и даже продвинутые автошколы. Главный бонус AR/VR заключается в безопасности некоторых действий, которые опасны в реальной жизни (например, эмуляция обучения пользованию военной техникой).

Технологии умного города на улицах родной страны


Умный город — это самая широкая сфера применения информационных технологий и инженерных инноваций. Современный город — это колоссальная интегрированная среда, в которой должно быть комфортно каждому человеку. И 2018 год привнесёт много нового в жизнь российских городов — отчасти в результате уже начатых проектов, отчасти из-за новаций к чемпионату мира по футболу.

Мы уже писали о том, как внедрили некоторые элементы умного города в парке Зарядье, и думаем, что полученный опыт будет транслироваться и дальше. Но одна из самых интересных историй произошла в Биробиджане — мы хотим, чтобы подобные проекты были реализованы и в других городах России.

Мы наладили собственное производство LED-светильников в рамках энергосервисных контрактов («ЛАНИТ-ПАРТНЕР»). Особенность рынка светодиодных уличных светильников в России – избыточность предложения. Многие производители в конкурентной гонке зачастую жертвуют качеством. Очень сложно найти хорошие варианты светильников по разумной цене. Поэтому «ЛАНИТ-ПАРТНЕР» в рамках своих энергосервисных контрактов (например, проект по замене уличных светильников в Биробиджане (Еврейский АО)) начал сам производить светильники. Это позволяет быть уверенным в их долгосрочной эксплуатации. 

Именно в этих проектах мы видим ещё и социальную функцию. Как-то давным-давно, ещё в детстве, один из наших работников прочитал примерно такой отрывок: «И вот, когда вы гасите лампочку у себя в прихожей или в ванной, где-то облегчённо вздыхает огромная ГЭС и река трудится чуть меньше». И именно эта фраза возникает в душе и в мыслях, когда мы делаем качественное и экономичное освещение городов. Кстати, из подобных посылов исходит ещё один вечный тренд — работа над экологическими проблемами. И, поверьте, мы не только спасаем леса, но и делаем всё для того, чтобы белые мишки как можно чаще заглядывали в окна доблестных арктических инженеров.

Работая со сложными интеграционными проектами, мы всегда помним, что город — это прежде всего горожане. И им нужны удобные передовые цифровые сервисы. 

ЛАНИТ — один из ключевых участников крупнейшего столичного проекта в области здравоохранения по созданию и развитию Единой медицинской информационно-аналитической системы (ЕМИАС) Москвы. Она дает пациентам возможность не только записываться к врачу различными способами, но и предоставляет современные электронные сервисы: электронная медицинская карта, электронный рецепт, листки нетрудоспособности и т.д. В итоге врачи меньше времени тратят на бумажную рутину и больше времени уделяют пациенту. В 2018 году возможности ЕМИАС будут расширены. 

Сегодня в системе зарегистрировано более 9,5 млн уникальных пациентов. Общее количество записей на прием к врачу – более 388 млн. Ежедневно сервисом пользуются в среднем 250 тыс. пациентов. Выписано более 42,5 млн рецептов в электронной форме. Выдано 3,7 млн больничных в электронном виде, заведено 6,2 млн электронных медицинских карт.

Благодаря ЕМИАС очереди по самозаписи сократились более чем в 2 раза. Ожидание начала приема в большинстве случаев не превышает 15-20 минут, что соответствует международной практике. 

Это мощный, серьёзный проект, который позволил занять нашей столице лидирующие позиции в области электронного обслуживания не только в России, но и в мире. Подтверждением тому являются результаты отчетов крупнейших международных исследовательских компаний и международные премии:

  • по результатам отчета «Города, управляемые данными — 2016» PricewaterhouseCoopers Москва является одним из мировых лидеров по внедрению решений, основанных на данных,
  • в 2017 году Москва получила международную премию Global mobileGov Awards 2017, которая вручается за достижения в развитии электронного мобильного обслуживания граждан государством. Премия была присуждена Департаменту информационных технологий Москвы за создание ЕМИАС.

Цифровое государство для живых людей


Сегодня практически у каждого жителя России есть по нескольку гаджетов и, как минимум, по одному (хотя бы рабочему) ПК, которые для него и магазин, и справочная, и развлечение, и мультимедийный центр и, конечно, центр предоставления услуг: заказ такси, авиабилетов, выбор и заказ еды и многое другое. Тенденция опять же очевидна по крупным компаниям: они выпускают карты, навигаторы, блог-платформы и даже приложения телемедицины. Человек превращается в homo digital и его естественной средой обитания, особенно в густонаселённых городах, становится виртуальное пространство. А значит, государство должно принять правила игры и тоже стать цифровым. 

На данный момент мы уже реализовали несколько важных проектов, которые могут считаться элементами цифрового государства. Прежде всего это ГИС ЖКХ. Система объединила всех участников рынка: управляющие и ресурсоснабжающие компании, органы исполнительной власти и местного самоуправления, жильцов — всего более 85 тысяч организаций по всей стране. В этом смысле в мире нет аналогов созданной системе. В ней есть общедоступная часть, где можно ознакомиться с новостями, законодательством в сфере ЖКХ, информацией об управляющих компаниях, также можно узнать тарифы, получить информацию о субсидиях, льготах и программах в сфере ЖКХ, об объектах жилищного фонда и т.д. Для зарегистрированных пользователей в личном кабинете доступна информация о собственности, выставленных счетах, о произведенных платежах, показаниях приборов учета и т.д. Мы подробно рассказывали об этом проекте в нашем блоге.

Ну и, конечно, нельзя забывать о том, что в нашу жизнь прочно вошли автомобили, которые стали элементом цифровой трансформации. И здесь есть интересный и нужный проект, выполненный нами совместно с Российским союзом автостраховщиков (РСА) — информационная система «Электронный полис ОСАГО», которая является частью АИС РСА.

Система «Электронный полис ОСАГО» имеет общегосударственный масштаб. Она позволяет оформлять полисы ОСАГО в электронном виде, даже если сайт страховой компании недоступен. С введением электронного полиса страхователи могут приобрести полис ОСАГО через интернет в любое время суток, без выходных, из любой точки России и оплачивать его банковской картой или используя другие виды электронных платежей. Страховщики же получили возможность сократить цепочки продаж и снизить издержки на сеть страховых агентов. А сотрудники ГИБДД могут теперь проверять у водителя наличие  действующего договора ОСАГО в реальном времени. Также очень важно, что риск покупки поддельного полиса ОСАГО исключен.

Основной задачей 2018 года будет интеграция разрозненных сервисов в единую цифровую экосистему, обучение и информирование граждан, создание новых удобных приложений и сервисов.

Аддитивные технологии (3D и 4D печать) для великих дел


Несмотря на то, что 3D-принтеры у некоторых из нас стоят на столе дома или на работе, частное использование — совершенно не главная цель их существования (хотя рынок растёт и будет расти). Моделирование и проектирование, медицина, пищевая промышленность, транспорт — сферы, в которых 3D и 4D технологии будут развиваться семимильными шагами.

От 2018 года мы, с одной стороны, ждём новых портативных принтеров для домашнего использования, а с другой — первых успешных экспериментов в медицине, новых решений в промышленности. Опять же, моделирование с помощью подобных технологий позволяет с точностью до винтика воспроизвести сложные объекты и проанализировать поведение в лабораторных условиях, не рискуя человеческими жизнями и окружающей средой. Уверены, что 3D и 4D должны также ощутимо снизить свою себестоимость.


Скатерть-самобранка — первый пищевой 3D-принтер с высокой скоростью печати

Большие данные и аналитика для пользы дела


Многие компании задумались об использовании того массива данных, который они генерируют c помощью огромного количества вычислительных устройств, датчиков и прочей электроники. Только нужно понимать, какие данные хранить и зачем. Еще сложнее вопрос – как эти данные потом анализировать. Пока самая очевидная сфера использования – создание программ, которые смогут заменять человеческий труд на рутинных или опасных участках.

Сформулировать и уточнить задачи аналитики больших данных бизнесу помогают дата-сайентисты. Но мы думаем, что в 2018 году появятся мощные и доступные средства аналитики, которые помогут работать с данными не только профессионалам, но и специалистам — заказчикам аналитики. Когда-то так произошло с OLAP и BI. Надеемся, история повторится и на смену узко профессиональным инструментам придут удобные общеприменимые утилиты.


Емеля получил от щуки прикладное ПО с голосовым управлением, которое и приводило в движение все транспортные средства

Облачные технологии продолжают покорять мир


Казалось бы, что облакам делать в прогнозе на будущее, когда они стали обыденным и даже скучноватым настоящим. Но тем не менее эта технология будет оставаться мегадинамичной на протяжении ближайших нескольких лет. Ценность облаков — в их надёжности, невысокой стоимости для клиентов, отсутствии капитальных затрат. Облако обеспечивает лёгкое масштабирование и позволяет создавать и разворачивать сервис-ориентированные модели, гарантировать вычислительные мощности для целей бизнеса. Кроме того, облака повсеместно проникли и в жизнь частных пользователей.

И ГЛОНАСС, и GPS, и навигатор в одном клубке, который столько героев вывел на правильный путь

Но полной победы облаков в 2018, как и в последующие годы, ждать не стоит — бизнес, особенно средний и крупный, осмотрительно относится к хранению данных и клиентских баз в облаке. Согласно отчёту Dimensiondata, 55% опрошенных представителей компаний заявили, что главная причина, которая удерживает их от использования арендованных мощностей, — это вопрос безопасности. 46% самым сложным в облачной инфраструктуре считают управление затратами. Это значит, что облачным провайдерам рано почивать на лаврах — время наращивать безопасность услуг, разрабатывать механизмы борьбы с киберугрозами. Думаем, что пик создания небольших ЦОДов и дата-центров прошёл, и на рынке будут формироваться крупные, надёжные центры. На них же возложена миссия создания систем физической защиты и защиты информации.

Такую тенденцию мы отследили, оснащая и разворачивая крупнейшие ЦОДы.

Один из примеров  — строительство ЦОД в Сколково, самого большого в России и одного из самых больших в Европе. Полтора года назад 4 июня 2016 года компания «ИНСИСТЕМС» забила первую сваю, а сдача первой очереди объекта состоялась 16 декабря 2017 года. Это чрезвычайно быстро. В среднем такие ЦОД сдаются за 36 месяцев, но если очень быстро, то за 24-25 месяцев. «ИНСИСТЕМС» делает за 18 месяцев. Компания смогла сократить сроки, поскольку использовала заводские помещения (арендованные) для сборки частей системы. Потом эти части монтируются. Это сокращает сроки монтажа: собирать системы из готовых частей быстрее, чем монтировать все непосредственно на объекте. Повышается и качество систем.

Безопасность first 


Конечно, это основные направления «энтерпрайзных» инноваций. За пределами поста остаются не менее интересные, но, конечно, менее масштабные вопросы. Например, системы управления бизнес-процессами, чаты и чат-боты, мобильные услуги и мобильные технологии. Очевидно, все эти направления будут расти и развиваться в 2018 году.

Но развитие всех этих технологий сопряжено с непрерывно растущими рисками. К сожалению, тёмная сторона информационных технологий не отстаёт от светлой, и хакеры имеют на вооружении не менее мощные средства и не менее развитый ум. Согласно отчёту Dimensiondata, в ходе которого были опрошены технолидеры по всему миру, в 2016 году атакам вымогателей подверглось 49% бизнеса, вымогатели смогли заработать около 1 млн. долларов, самыми уязвимыми оказались: профессиональные и бизнес-сервисы (28%), органы власти (19%), медицина и охрана здоровья (19%), ритейл (15%).


Многоступенчатая система безопасности на службе у Кащея Бессмертного

Цифровой бизнес предъявляет беспрецедентные требования к среде безопасности. Чем сложнее системы и инструменты, тем выше потенциал угрозы. Поэтому бизнес, работая с современными технологиями, просто обязан непрерывно оценивать риски и вносить изменения в уровни безопасности. Так, например, уже сегодня появился новый термин — DevSecOps, который в 2018 году непременно станет темой обсуждения на профильных конференциях и будет внедряться в компаниях. Да, мир создаётся энтерпрайзом, но уязвимый энтерпрайз нуждается в безопасности, которая будет развиваться с той же скоростью, что и цифровая трансформация. Прежде всего потому, что позднее обнаружение дыры в безопасности может стоить огромных денег.

А нам, профессионалам, куда податься?


Исходя из перечня технологий, примерно можно понять, какие специалисты с какими навыками будут востребованы — ведь кто-то должен уже сегодня создавать наше технологическое будущее. Но бизнес-сфера огромна, и огромен востребованный стек. Мы прошлись по различным площадкам и выяснили, какие языки программирования будут востребованы в 2018 и ближайшие годы. Получилось любопытно.

Так, согласно рейтингу PYPL (PopularitY of Programming Language) на GitHub, первые 10 языков по частоте поиска учебных материалов выглядят так: Java (21,5%), Python (19,3%), PHP (8,3%), JavaScript (7,9%), C# (7,6%), C (6,3%), C++ (6,3%), R (3,8%), Objective-C (3,8%), Swift (3%). При этом самым растущим в рейтинге оказался Python. Другой рейтинг, основанный на поисковых запросах, TIOBE, показывает похожий результат.


Источник

Не может в стороне оказаться мнение StackOverflow — там можно посмотреть и рейтинг специалистов, и рейтинг языков. Опять же, некоторые пересекающиеся тенденции очевидны:


Источник

А вот по статистике пулл реквестов на GitHub самый популярный язык в 2017 году — JavaScript, c огромным отрывом за ним следует Python, далее Java, Ruby, PHP, C++ и т.д.


Источник

Попробуем разобраться, почему в фаворе именно эти языки и стоит ли их изучать сегодня, чтобы быть востребованным через 3-5 лет?

JavaScript


Начнём с лидера пулл реквестов на Github — c JavaScript. Язык популярен и будет пользоваться популярностью ещё долгое время — это связано с тем, что язык мощный, кроссплатформенный и позволяет разрабатывать приложения, работающие в рамках тонкого клиента (браузера) для взаимодействия с пользователем. Соответственно, пока живы браузеры, будет жить и JavaScript. Популярности языку добавляют гибкие библиотеки, которые появляются почти каждый год и завоёвывают умы миллионов разработчиков. Даже если вы просто мельком просматриваете Хабр, то наверняка видели три из них — React.js. Angular.js и Vue.js. Все три библиотеки востребованы в том числе и энтерпрайзом.

JavaScript популярен помимо всего и потому, что его знают практически все. Веб сейчас – самая активная сфера в программировании. Все фронтенд-разработчики хорошо владеют этим языком. С точки зрения бекенда, популярность добавляют nodejs как server side. Electron дает выход на десктоп-приложения. В целом, бекенд, с точки зрения языков, гораздо более раздроблен по сравнению с фронтом, поэтому JavaScript прочно удерживает лидерство.

Python


Лидер роста — Python. Этот язык популярен сразу по нескольким причинам. Во-первых, он является идеальным, простым, понятным и ёмким языком для новичков. Это едва ли не лучший язык в качестве первой встречи с программированием. А во-вторых, именно Python широко используется в data science, big data, data mining. Это отличное средство для прикладного анализа, разработки парсеров и иных прикладных и научных утилит. Уверены, что этот язык ещё долго будет держаться в топах всех рейтингов. Учите смело.

Java и С++


Мы не боимся холивара и смело говорим: Java — король языков программирования. И сместить её с трона мало кому по зубам. Java — стандарт энтерпрайзной разработки, основной язык сложных систем, финансового и банковского ПО и, конечно, разработки под Android. И мы в ЛАНИТ как никто знаем, что хорошие Java-разработчики — страшный дефицит, которому компании (и мы в том числе) готовы обеспечивать достойное существование. 

И мы как раз ищем разработчиков себе в команду

Java — довольно простой язык. Но его экосистема сложна и просто огромна — свободно в ней ориентироваться и владеть всеми технологиями — действительно непростая задача. Это ни что иное, как обратная сторона огромной популярности. Java — язык для энтепрайзной разработки, язык бэкенда для web. 

Работа на С++ — больше системное программирование или что-то очень высокопроизводительное (типа High Frequency Trading на биржах). Либо игры. В бизнес-логике С++ участвует не так часто.  Опять же, если говорить в контексте наших прогнозов по технологиям выше, то что-то требовательное к ресурсам тоже выберет С++ (например, программирование датчиков IoT).

С#


Не сдаёт свои позиции С#. Разработка для платформы Microsoft .NET ведётся, в основном, на нём, C# используется при разработке игрушек на Unity. И здесь также есть перспективы долгой и счастливой работы, ведь достаточно того, что C# — детище гиганта Microsoft, а за счет открытости он постепенно и на другие платформы просачивается. Поэтому эта платформа однозначно имеет перспективы, особенно пока у Microsoft все хорошо.

PHP и Ruby


Ну и отдельно скажем о PHP и Ruby — несмотря на кармопролитные бои сторонников и противников этих языков, они остаются популярными для сферы e-commerce и web-приложений. Здесь больше специалистов, но тем не менее, спрос на рынке труда сохраняется.

Ruby, на наш взгляд, на данный момент становится менее привлекательным. Раньше Python и Ruby шли ноздря в ноздрю, но Python, помимо всего, получил большую поддержку в data science, Python также имеет Django, Flask для бекенда. Так что, может быть, смысла изучать два языка нет, если одним Python можно обеспечить себе больше юзкейсов. Но всё зависит от компании и от конкретных проектов, в которых желает работать программист.

Если вы не уверены в том, стоит ли изучать язык, просмотрите источники, Google Trends, оцените количество вакансий по каждому из языков. Не забывайте, что есть, например, SQL и noSQL, которые пригодятся в любом проекте и их знание будет весомым преимуществом на карьерном пути. И таких технологий много, можно найти своё для любого уровня подготовки и осмысления. Да, ежегодно (если не ежемесячно) появляются новые языки программирования, которые привлекают новых адептов и ярых противников, но это не значит, что стоит бросаться учить именно тот, который в тренде. 

Конечно, это ближайшее будущее, основанное на трендах, но это не единственные закономерности развития отрасли разработки программного обеспечения. Безусловно, будут появляться новые языки программирования и фреймворки, определятся новые лидеры гонки: думаем, будет много интересного в Go, Scala, Kotlin. 

Вот таким пёстрым и разным видится нам 2018 год. Конечно, он будет ещё более технологичным и быстрым. Шагнут вперёд космос и автомобилестроение, промышленность и разработка, будут созданы тысячи игр и новых приложений. А может, появятся новые социальные сети и мессенджеры. И, может, в конце 2018 именно в них мы прочитаем короткую заметку о том, что будущее ускорилось и до полной автоматизации нам не 150 лет, а всего 120. В общем, ждём, когда сбудутся слова песни о том, что вкалывают роботы, счастлив человек.